Хищения на ТОАЗе поражают воображение

«В четверг 23 августа в Комсомольском районном суде Тольятти возобновился процесс по громкому делу о хищении 86 млрд руб. у ПАО «Тольяттиазот», одного из крупнейших производителей аммиака в мире. Суд по аудиосвязи заслушал показания важного свидетеля, условно названного «Петр Иванович Иванов», голос которого был изменен. Личность свидетеля, топ-менеджера коммерческих структур предприятия с более чем десятилетним опытом, держалась в секрете в целях обеспечения его безопасности.

Оказалось, что «Петр Иванович» не просто изнутри знает весь сбыт и логистику химического гиганта, но и лично знаком со всеми подсудимыми, в настоящее время находящимися в странах Европы и США — Владимиром и Сергеем Махлаями, Андреасом Циви, Беатом Рупрехтом и Евгением Королевым.

Согласно показаниям тайного свидетеля, Владимир Махлай, бывший «красный директор» ТОАЗа, к середине 90-х годов смог сосредоточить в руках своей семьи контрольный пакет акций завода, первоначально распределенных между работниками химкомбината. После истечения сроков соглашения, действовавшего еще с советских времен, согласно которому ТОАЗ должен был продавать свою основную продукцию — аммиак — через конкретных трейдеров, Махлай стал активно искать пути поставить под личный контроль весь сбыт. Продукция завода стала продаваться в основном через подконтрольные Махлаю и его партнерам фирмыAmotoaz(США) иChimrost(Швейцария), а старые трейдеры постепенно остались «на обочине». Смысл такой торговли был в том, что подконтрольные Махалю трейдеры покупали у завода продукцию по заниженным ценам, а затем реализовывали ее на мировом рынке (часто тем же конечным покупателям, что и раньше), таким образом, в России ТОАЗ мог платить меньше налогов и распределять часть неучтенной выручки между участниками схемы. В 1998 г. в «Российской газете» вышла статья под названием «Афера», изобличавшая схему Махлая по выводу прибыли и занижению выручки. Были даже возбуждены уголовные дела против Махлая и начальника импортно-экспортного подразделения Смыкова, однако тогда правоохранительные органы не смогли ничего сделать, так как следствие не располагало достаточными уликами. Тем не менее, от схемы в ее первоначальном виде Махлаю все же пришлось отказаться.

И все же расстаться с идеей организации сбыта через подконтрольные структуры Махлай был не готов. В 2001 г. ТОАЗ заключил соглашение сроком на 20 лет сNitrochemDistributionAG, дочерней компаниейAmeropaAG, принадлежавшей сначала другу Махлая Феликсу Циви, а после его смерти — сыну Андреасу. Договор, составленный, по словам «Петра Ивановича», «очень юридически грамотно и профессионально», ставил тольяттинский завод в абсолютно кабальные условия.NitrochemDistributionAGстановился эксклюзивным трейдером ТОАЗа, который, само собой, получал возможность назначать цену, которая обычно просто присылалась директором фирмы Беатом Рупрехтом по факсу вместе с запрашиваемыми объемами поставок, и даже оспорить ее, не то что вообще отказаться, у работников завода не было никакой возможности. Как правило, цена была на 30−40% ниже рыночной. Она была увязана с фрахтом и обосновывалась некими нюансами, совершенно не проверяемыми со стороны завода. Любой форс-мажор ложился ответственностью на ТОАЗ и влек за собой штрафы в пользуNitrochem. «Петр Иванович» рассказал, что сотрудники предприятия были шокированы такими условиями долгосрочного «сотрудничества», но поделать ничего не могли.

Тайный свидетель рассказал, что в коммерческих структурах ТОАЗа никто не занимался анализом цен. Да к чему было этим заниматься, если кромеNitrochemони все равно не могли никому продавать аммиак. Махлай и его доверенные лица тщательно следили за тем, чтобы никто в сбытовом подразделении не разбирался в рынке аммиака. Его руководители не направлялись на обучение, не участвовали в семинарах и конференциях по обмену опытом с коллегами. Если у кого-то появлялась подобная идея, на него начинали «косо смотреть». «Знание рынка на заводе было табу», — прямо сказал он. Не знали рынка ни экс-гендиректор Евгений Королев, ни его преемник Суслов, бывший директор поIT.

Так же любопытно, что та часть прибыли, которая все же возвращалась на ТОАЗ, нередко поступала туда в виде «кредита» от ставшего эксклюзивным кредитора предприятия —AmeropaAG. То есть, химкомбинат фактически оставался без, как минимум, трети выручки за счет трансфертного образования, но при этом еще и брал в долг сам у себя, а проценты получалаAmeropaAG. Кроме того, Сергей Махлай почему-то получал от ТОАЗа десятки тысяч долларов в месяц якобы за «поиск покупателей продукции завода». Свидетель сказал, что из-за всего этого некогда процветающему предприятию не хватало денег не только на модернизацию и капитальные ремонты, но и даже на покупку основного сырья — природного газа.

Даже после отъезда Махлая и его ближайшего сподвижника Макарова за границу в 2005 г. в связи с открытием новых уголовных дел по эпизодам мошенничества и уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере, схема вывода прибыли продолжила успешно работать, управляясь Махлаями и Циви из-за границы и их доверенными лицами — непосредственно на ТОАЗе. Для них ситуация усложнилась лишь после 2011 г. с появлением нового акционера — «Уралхима», который начал активно вникать в подробности ценообразования и организации сбыта. Руководству ТОАЗа пришлось даже создать комиссию по ценам для прикрытия злоупотреблений. Но в конце концов в «Уралхиме» все равно пришли к выводу, что на заводе много лет работала схема по незаконному выводу прибыли, а также наиболее ликвидных активов. В конце 2012 года по заявлению компании было возбуждено уголовное дело. Расследование уголовного дела находилось под личным контролем председателя СК РФ Александра Бастрыкина, а обвинительное заключение было утверждено заместителем генерального прокурора РФ Виктором Гринем.

Уголовное дело, которое сейчас рассматривается в Комсомольском суде Тольятти, касается лишь небольшого периода 2008−2011 гг. Но показания секретного свидетеля, а также новые претензии налоговых органов к ТОАЗу (с которого в судебном порядке уже взыскали 1,6 млрд руб. за 2009−2011 гг.) не только полностью подтверждают выводы обвинительного заключения, но и недвусмысленно указывают на то, что хищения на ТОАЗе на самом деле могли продолжаться десятилетиями и реальная сумма ущерба может быть выше 86 млрд руб. во много раз. Не так давно на сайте Арбитражного суда Самарской области появились новые дела по заявлениям Межрегиональной инспекции ФНС по крупнейшим налогоплательщикам о взыскании с ТОАЗа около 1,4 млрд руб. обязательных платежей и санкций, касающиеся более поздних периодов работы предприятия. Один из этих исков был удовлетворен уже 30 августа. Это означает, что использование противозаконных схем продолжилось на ТОАЗе и после 2011 г.

Следующее судебное заседание по уголовному делу о хищениях на ТОАЗе состоится в Комсомольском суде 6 сентября. Допрос свидетелей продолжится».

Источник:  regnum

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *