«Святогор» УГМК брызжет ядом

Ивдель и Североуральск – это небольшие города в Свердловской области. Не давно сюда пришла беда. Вода в местных речках Ольховка, Банная, Тамшера, Черная, Ивдель и Шегультан стала зеленой. Лес вокруг рек умер. Животные из лесов исчезли. Кто не прочувствовал – погибли.Местные жители уверены, что вода, идущая из рек в их водопроводы, отравлена. Взрослые строго-настрого запрещают детям играть возле речек и ходить в лес.

Конечно, люди забили тревогу. По-настоящему город забурлил, когда из кранов пошла зеленая вода. Но приехавшая на встречу с жителями Ивделя свердловский омбудсмен Татьяна Мерзлякова всех «успокоила» – мол, в других местах, например, в Нижнем Тагиле ситуация и того хуже.

Люди продолжили обивать чиновничьи пороги – депутаты, мэрия, правительство области… Везде лишь пожимают плечами. А люди начали чаще болеть. И чаще умирать. Рак съедает желудок, кишечник, печень. Маленький Ивдель стал хоронить онкобольных по несколько раз в неделю.

Понятное дело, проблема загрязнения окружающей среды и связанных с этим тяжких заболеваний началась не сегодня – но именно сейчас беда обрела цвет и запах, став очевидной и наглядной.

А лечить негде. И лечить некому. В Ивделе есть горбольница. Но в ней нет врачей. Устав искать правды у себя в регионе, жители даже написали открытое письмо главе Минздрава Веронике Скворцовой, пожаловавшись на то, что уровень медпомощи в городе крайне низок, а квалифицированных врачей практически нет.

Как следует из текста обращения, на население более чем 22 тысяч человек в Ивдельском городском округе есть лишь одна больница, в которой из врачей один хирург. Узкопрофильных специалистов – окулиста, невропатолога, педиатра и так далее, нет и в помине. Да что говорить, если в поликлинике пациентов принимает фельдшер? Альтернатива такому лечению – частные клиники в Первоуральске. А это деньги на дорогу в сто км туда и столько же обратно, деньги на врачей. Но в Ивделе давно нет не просто богачей, даже представители среднего класса оттуда или уже уехали или просто… перестали быть средним.

Письмо госпоже Скворцовой от жителей Ивделя, чьи медицинские полисы фактически оказались бесполезными бумажками, ушло, как говорят, на «деревню к дедушке» – а тот самый «воз» и ныне там. Нет медицинской помощи в городе.

Тем временем, обеспокоенные зеленой водой в реках и умирающим лесом горожане не сидели сложа руки. Кинув клич, собрали больше ста тысяч рублей и заказали независимую экспертизу воды. Данные экспертов шокировали: превышение норм по содержанию железа в реке – в 1 460 раз, марганца – в 5 100 раз, цинка – в 7 900, алюминия – в 12 500, а меди в… 166 тысяч раз!

Сама по себе природа на такие «шутки» не способна. Поэтому местные сделали вывод, что природу «убивает» Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) – крупнейшее медное предприятие страны. А вернее, ее «дочка» «Святогор», которая ведет разработку Ново-Шемурского месторождения медно-цинковых руд.

В здешних местах есть заповедник – «Денежкин камень». Его директор Анна Квашина уверена в том, что все, что происходит со здешней экологией, это дело рук «медников».

«Лес по берегам рек, идущих из-под отвалов Ново-Шемурского месторождения, приобретает коричневый окрас, – делится своими впечатлениями Квашнина. – Лес хвойный вдали от берегов – нормальный. Тот, что рядом с водой, стал коричневым, хвоя опала. Все эти деревья напитывались ядовитой водой из реки».

Подготовку к разработке Ново-Шемурского месторождения УГМК начала еще в 2011 году. Сегодня это огромный карьер, из-под отвалов которого выходят четыре реки: Ольховка, Тамшер, Черная и Банная. Мертвый лес стоит по берегам каждой из них. Ольховка и Тамшер впадают в Шегультан, из которого через карст отравленная вода может скоро дойти до Североуральска. Черная и Банная текут прямо в Ивдель. В общем, все взаимосвязано.

Поэтому из леса, в том числе, из заповедника начали убегать животные. Те, кто не убежал, гибнут. Туши мертвых зверей находят прямо на берегу. Понятное дело, рыбалка и охота в этих местах вымерла. Кто будет есть отравленное мясо? Как-то тушу мертвого лося обнаружили – так у него печень в три раза больше нормы оказалась.

У нас все в порядке и… сами вы дураки

Квашнина рассказывает, что пыталась найти компромисс с представителями УГМК. Результат переговоров оказался неожиданным. Часть уральских СМИ вдруг разразилась разгромными статьями в адрес… самой Квашниной, которая и «злоупотребляет полномочиями», и «не выполняет своих основных функций», и «использует служебный транспорт за пределами заповедника».

Не отстал от «критиков» и мэр Североуральска Василий Матюшенко, который посчитал призывы остановить «Святогор», ни много, ни мало информационной войной – а тех, кто «травит крупных инвесторов» сравнил с деятельностью американцев, которые душат нас санкциями.

В ответ североуральцы вместе с жителями Ивделя подписали многотысячное обращение к председателю президентского Совета по правам человека Михаилу Федотову.

«Север Свердловской области на карте «экологических бедствий» всегда выглядел благополучным. Мы особенно гордились тем, что из любой речки, ручья, родника можно было пить воду, не опасаясь за здоровье… Однако с началом разработки медно-цинковых карьеров ситуация стала иной. Сейчас реки отравлены. Из них исчезла рыба. Прозрачные раньше воды стали сине-зелеными и мутными. Такая же вода течет из наших кранов…», – пишут жители.

На Ново-Шемурское месторождение приезжал депутат городской думы Виктор Ильин. И провел простой опыт. Взял воду из реки Ольховки, положил в нее соду. Вода мгновенно позеленела и стала шипеть. «Из школьного курса химии понятно: из-под отвалов месторождения течет не вода – кислота», пояснил народный избранник.

Независимые специалисты говорят, что разработка Ново-Шемурского месторождения осуществляется без учета влияния горных разработок на ресурсы питьевого водоснабжения Североуральска. Отсутствуют проектная проработка и мероприятия, учитывающие экологическую и санитарную безопасность источников водоснабжения города. Сточные воды с территории разработки Ново-Шемурского месторождения поступают в реки Ольховка и Шегультан фактически без очистки.

Однако, директор «Святогора» Дмитрий Тропников в редких беседах с журналистами утверждает, что месторождения разрабатываются в строгом соответствии с проектом. Правда, делает некую сноску на то, что иногда жизнь вносит свои коррективы.

Как выяснилось уже теперь, «Святогор» столкнулся с тем, что надо собирать в очистные сооружения больше воды, чем было заложено в проекте. Поэтому в планах предприятия реконструкция не справляющихся со своей работой очистных сооружений.

На обеспечение экологической безопасности своих Северо-Уральских карьеров УГМК потратит почти 2,5 млрд рублей. Однако, по словам директора «Святогора», «сделать все по мановению волшебной палочки» не получится: «Мероприятия по обеспечению экологической безопасности на Ново-Шемурском карьере УГМК планирует завершить в течение пяти лет».

По словам сотрудника Пермского государственного университета Евгении Ворончихиной все, что сейчас происходит в зоне действия «Святогора», чревато отравлением рек и почв на очень долгое время: «Если не вычерпать из рек все донные отложения, то очаг загрязнения будет оказывать негативное влияние не одно столетие».

Туманные отчеты Роспотребнадзора

И ведь катастрофическую ситуацию в районе городов Североуральск и Ивдель подтверждает и свердловский Роспотребнадзор. Уже доказано, что той водой, которая течет в уральских реках на севере Свердловской области, пользоваться категорически нельзя. Ни пить, ни мыться в ней, ни даже стирать одежду. Чревато хроническими заболеваниями.

Ежемесячные пробы воды показывают, что есть превышения по санитарно-химическим показателям. Алюминий воздействует на центральную нервную систему, кадмий поражает почки и систему кроветворения. При этом влияние деятельности ОАО «Святогор» (холдинг УГМК) на качество питьевой воды установлено документально.

Еще в прошлом году проводилось административное расследование и перед новогодними праздниками суд вынес решение привлечь «Святогор» к административной ответственности, и взыскать штраф.

Но, по мнению специалистов, подобного рода мера воздействия предприятию, что слону дробина. Ведь штраф никак не изменит того, что очистные сооружения ОАО «Святогор» абсолютно не справляются с объемами сбрасываемых сточных вод. А значительные превышения в воде химических веществ пока остается только фиксировать.

Сейчас, как говорят местные экологи, Роспотребнадзор подготовил судебный иск к администрациям муниципальных образований Ивделя и Североуральска с требованием обеспечить жителей этих городов чистой питьевой водой. Каким образом они это смогут сделать, не знает никто. И мэры этих городков и сами городки находятся в полной зависимости от УГМК, которая, возможно, пытаясь замолить свои грехи перед местными жителями, дарит Храм. А не дешевле ли было, пожимая плечами недоумевают люди, вместо него построить новые очистные сооружения?

Хотя, возможно, на УГМК ни у кого нет рычагов воздействия. Тем более, по мнению директора заповедника «Денежкин камень» Анны Квашиной, сотрудники того же свердловского Роспотребнадзора, «поругивая» «Святогор», или слишком осторожничают при проверке «значимого инвестора» или банально… лукавят.

Дело в том, что, например, в сентябрьском отчете надзорного ведомства перечислены старые грехи «дочки» УГМК, выявленные еще в прошлом году: превышение норм ПДК по взвешенным веществам, железу, меди, цинку, марганцу, кобальту и алюминию в реках Тальтия и Ивдель. И статистика вся слегка (или не слегка) устаревшая.

О новых цифрах, о новых рисках и опасностях – ни строчки. На вопрос «а где новая статистика?» – отписка «Сведениями о качестве воды в реках Банная, Черная, Шегультан, Ольховка, Тамшер департамент не располагает».

«А между тем мы уже лишились нескольких сот гектаров территории, пригодной для жизни, – говорит старший инспектор заповедника Константин Возьмитель. – В реках виден зеленый оттенок. Мои образование и жизненный опыт подсказывают мне, что зелень – это все, что связано с купоросом и медью».

Останется ли жизнь на уральской земле?

Тем не менее, как рассказывает директор заповедника Анна Квашнина, она все еще пытается наладить хоть какой-то контакт с УГМК. Анна вспоминает, что однажды представители холдинга, принадлежащего Искандеру Махмудову и Андрею Козицыну приглашали ее на встречу, чтобы показать свою заинтересованность в сохранении экологической безопасности на территории своего присутствия.

Однако, разговорами все и закончилось. Более того, когда после последних событий с загрязнением рек и лесов Квашнина пыталась связаться с экологами компании, ей ответили коротко и емко: «Нечего нас по пустякам беспокоить».

А помимо этого идет еще и откровенный обман. Например, в свое время Квашнину уверяли в УГМК, что над решением проблемы загрязнения местных рек бьются не только сотрудники «Святогора», но и ряд специально для этого нанятых специализированных организаций, среди которых якобы был и Российский научно-исследовательский институт охраны водных ресурсов. Однако, когда Квашнина связалась с представителем института, тот не только не занимался решением вышеназванной проблемы, но даже оказался не в курсе наличия проблемы той же реки Шегультан.

А ведь, как говорит Константин Возьмитель, если совсем ничего не делать, жить здесь в будущем станет совсем невозможно. По его словам, ныне существующие очистные сооружения УГМК «показные», а пруды-нейтрализаторы – «малюсенькие ванночки».

«Нет у них ни фига. Есть показные очистные, построенные в прошлом году только. Такие, видимо, «для сэбэ» очистные, чтоб показать проверяющим, попить воду из них на выходе. Но сюда попадает капля, а море «заразы» течет на все четыре стороны» – написал он на своей страничке в Facebook.

Сотрудники заповедника в настоящее время сравнивают результаты анализов проб воды, сделанные в разное время. И уже отмечают, что «результаты проб ужасные и даже страшные – показатели предельно допустимой концентрации только по меди дают превышение в несколько тысяч раз».

Кстати, недавняя внеплановая проверка прокуратуры Свердловской области, проведенная по поручению Генпрокуратуры РФ, подтвердила загрязнение ивдельских водоемов и именно предприятием «Святогор».

На предприятие официально возложили обязанность проведения мероприятий по восстановлению природной среды пострадавших рек. Старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов по защите интересов государства и общества прокуратуры Свердловской области Оксана Ситникова заявила, что контроль за исполнением прокурорского «наказа» будет самым что ни на есть жестким.

Очень бы жителям Ивделя и Североуральска хотелось в это верить. Они уже даже согласны не задавать вопросы прокурорам – а где же вы со своим контролем были раньше? Сейчас важней, чтобы в этих местах существование людей не закончилось и североуральские реки и леса не стали на сотни ближайших лет зоной отчуждения.

У нас, конечно, большая страна – но такими темпами когда-нибудь и она закончится. И останутся от нее рожки, ножки да… медные копи. И мертвая вода.

Пока еще есть шанс повернуть «реки вспять». В фигуральном, конечно, смысле. И для того, чтобы в нашей стране еще оставались места, пригодные для жизни, чтобы «большие парни» от бизнеса не клали на всех с «прибором», свое веское слово должны сказать и главные лица государства. Иначе борьба против медных «мастодонтов» простых сотрудников заповедника и местных жителей, при всем к ним уважении, будет походить на борьбу Дон Кихота с мельницами.

Это ведь только произведение Сервантеса оказалось бессмертным, а жизнь у человека одна. И ту отнимают. Как говорится, ничего личного – только… медный купорос.

«Хлеб и зрелища» от короля цинка

Да, совсем забыл. Высокого полета особы всегда были падки и на оригинальные развлечения. Нет, конечно, владельцы УГМК не устраивают в уральских лесах «царскую охоту» – тем более, в лесах с «лысыми» деревьями и тушами падших животных. Это раньше барин на медведя с собаками и холопами ходил, а владельцы УГМК решили поиграть в… хоккей.

Есть такой в Екатеринбурге хоккейный клуб. «Автомобилист». Всю дорогу в лучшем случае в середняках. А в этом сезоне – бьет все свои рекорды и идет на первом месте. Десятки побед при нескольких поражениях.

А все потому, что весной 2016-го президентом клуба стал глава УГМК Андрей Кислицын. И понеслось. Только на текущий сезон бюджет команды – более 1,3 млрд. руб, из которых более 900 млн. только на зарплаты.

Так что, почитай, купить клуб и с хозяйским видом сидеть на матче в вип-ложе для вышеописанных господ, на много интересней, чем подписывать ведомости о затратах на модернизацию заводов, которые и без того приносят прибыль, или чем тратить деньги на экологию и на то, чтобы тяжелые металлы с их «Святогора» не попадали в североуральские реки.

Люди болеют, умирают? Да ничего – еще нарожают. Вопрос – кого? Готовых пациентов с самого рождения, которых все равно никто лечить не будет. А то, что водица зеленая да лес коричневый – так на то марсиане есть. На них и спишем.

А тем временем, согласно данным Росстата, население России сокращается. И есть в этом «достижение» заслуга Уральской горно-металлургической компании.

Источник:   og

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *