Роман Громоздов и Андрей Пучков — нетривиальный взгляд на московскую недвижимость

«Секретный девелопер» ВТБ — партнер премьера Медведева и братьев Ротенбергов из панельной многоэтажки

Долларовый миллионер, владелец завода и охотничьих угодий — это все про Романа Громоздова, почти никому не известного предпринимателя. Он зарабатывает на московской недвижимости, постройку которой финансирует ВТБ. Возможно, причина успеха бизнесмена — в знакомстве с зампредом госбанка Андреем Пучковым, «правой рукой» Андрея Костина.

Здание из светлого кирпича на 2-й Тверской-Ямской на первый взгляд не сильно отличается от других «цэковских» домов, каких много в центре Москвы. Только кирпичное ограждение выглядит особенно основательным, а будка охраны возле шлагбаума напоминает КПП. В этом доме до своего президентства жил Борис Ельцин с семьей. По соседству проживал лидер коммунистов Геннадий Зюганов, а в доме неподалеку — бывший мэр столицы Юрий Лужков.

В 1998 году квартиру в ельцинском доме купил Роман Громоздов, которому тогда было 22 года.  Сейчас Громоздов — возможно, один из самых загадочных партнеров второго по величине банка в стране — ВТБ.   На деньги госбанка строится один из крупнейших жилых комплексов в столице, а Громоздов — основной бенефициар этого проекта.

«Могильщик» от недвижимости

«На наших встречах Пучков называл себя „могильщиком“. Говорил, что возится с „трупами“», — рассказывал один из бывших заемщиков ВТБ из числа девелоперов о зампреде ВТБ Андрее Пучкове. Он — высококлассный юрист, в 1997–1999 годах работал в адвокатском бюро АЛМ, где пересекся с Сергеем Котляренко, на которого оформлено 13 квартир, якобы принадлежащих бывшему вице-премьеру Игорю Шувалову.

 

В банке Пучков с 2002 года, последние десять лет — заместитель главы ВТБ Андрея Костина. Пучков занимается непрофильными активами, которые девелоперы называют «трупами». На слуху имя зампреда ВТБ было лишь однажды: в 2009 году он оказался в центре скандала с покупкой лизинговой «дочкой» ВТБ 30 китайских буровых установок. Тогда Алексей Навальныйутверждал, что буровые приобрели в 1,5 раза дороже официальной цены производителя, а Пучков настаивал, что в стоимость были включены еще и установка, запчасти и т. д.

 

«Да нормальный он. В гольф играет. Работает до фига. Увлечен всей этой историей (с непрофильными активами — „Проект“). Это же определенный стиль жизни — 16 лет этим заниматься», — описывает Пучкова собеседник «Проекта», близкий к руководству ВТБ.

 

Фронт работ у Пучкова действительно масштабный: среди российских банков ВТБ лидирует по объему вложений в непрофильные активы, причем недвижимость — одно из ключевых направлений этих инвестиций.

 

Одна из основных компаний ВТБ на строительном рынке — «Дон-строй». Застройщик, некогда принадлежавший Максиму Блажко и Дмитрию Зеленову, за долги перешел под управление банка после кризиса 2008 года. В августе 2010 года генеральным директором «Дон-строя» была назначена вице-президент ВТБ, начальник управления нефинансовых активов банка Алена Дерябина. Вскоре ФАС разрешил банку приобрести 100% акций девелопера (эта покупка так и не состоялась). С тех пор, как считают опрошенные «Проектом» игроки на рынке недвижимости, ВТБ контролирует «Дон-строй», это подтверждает и источник, близкий к руководству банка.С юридический точки зрения структура владения куда сложнее, но и она, вероятно, не окончательная: летом 2018 года паевой инвестиционный фонд, владеющий «Дон-строем», был ликвидирован, следует из информации, опубликованной управляющей компанией «КЛ-Инвест» ×, что свидетельствует о грядущем изменении состава собственников, полагает партнер Bryan Cave Leighton Paisner Russia Виталий Можаровский.

Кто владеет «Дон-строем»

 

Собственники «Дон-строя» спрятаны в закрытом инвестиционном фонде, а некоторые из компаний-промежуточных владельцев косвенно связаны с бывшим вице-премьером Игорем Шуваловым. Алена Дерябина заявляла, что нынешние акционеры «Дон-строй инвеста» – пять юрлиц, ВТБ среди них нет. Из отчетности компаний, владеющих долями в «Дон-строй инвесте», известно о четырех фирмах.

90112017vtb3

 

 

«Площадки (строящиеся объекты — „Проект“) „Дон-строя“ стоили гораздо больше, чем их долги, — говорит бывший чиновник московского стройкомплекса. — На них можно хорошо заработать». И на них действительно зарабатывают. Правда, среди бенефициаров этой стройки — неожиданные и почти никому не известные лица — например, Роман Громоздов. Андрею Пучкову из ВТБ он, впрочем, хорошо знаком.

Неизвестный строитель

 

Крупнейший из проектов «Дон-строя» застраивает компания Романа Громоздова. Он же контролирует завод, на территории которого возводят жилой комплекс.

Самый масштабный (хотя и далеко не единственный) проект «Дон-строя» — жилой комплекс «Символ» в 15 минутах езды от Кремля. Он возводится на гигантской территории в районе «Лефортово». Это земля металлургического завода «Серп и молот», производившего комплектующие для ракет «Союз».

В начале 2000-х годов Москву охватила строительная лихорадка, и менеджмент начал обсуждать варианты застройки завода. План подразумевал, что экологически грязное производство выводится за пределы столицы, а освобожденные территории завод передает Банку Москвы под застройку. Однако в 2008 году грянул кризис, в 2010 году мэром Москвы вместо Лужкова стал Сергей Собянин, а в 2011 ВТБ выкупил контрольный пакет Банка Москвы. В результате проектом занялся уже «Дон-строй».

Хотя работы идут под брендом «Дон-строя», фактически застройщиков два — это «Концепция современного строительства»  и малоизвестная компания «Перспектива Инвест Групп», причем она возводит бóльшую часть комплекса.

Основной бенефициар «Перспективы» — Громоздов. Владеет он ей через цепочку юрлиц, среди которых и сам «Серп и молот». Завод достался ему в 2014 году: в 2011 году предприятие встало, просрочило выплаты Банку Москвы, перекредитовалось под залог недвижимости, после чего один из кредиторов подал иск о банкротстве завода, а остальные фирмы поддержали это требование,  затем стороны подписали мировое соглашение, и через год предприятие перешло к Громоздову. Сам Громоздов подтвердил «Проекту», что его фирма застраивает «Символ», но отвечать на остальные вопросы отказался, переадресовав их в пресс-службу «Дон-строя». В пресс-службах ВТБ и «Дон-строя» не ответили на письменные вопросы о том, на каких условиях «Перспектива Инвест Групп» участвует в проекте.

 

Экзотический бизнесмен

 

Официальная биография Громоздова скудна на детали: в 2013–2015 годах — специалист по работе со страховыми компаниями автодилера Genser.  Не знакомый столичным девелоперам Громоздов отчасти напоминает героев материала OCCRP «Путин и посредники» (в английском варианте они названы proxies как прокси-серверы — промежуточные серверы в компьютерных сетях): «Они отрицают какую-либо коммерческую деятельность, о них никто не слышал, а иногда они даже и не подозревают, какие активы записаны на их имя».

Неизвестно, является ли Громоздов таким посредником, но в его жизни есть один факт, который, возможно, объясняет, как именно он оказался среди застройщиков престижного жилого комплекса:  одну из своих фирм — «Погрузчик» (ранее она называлась «Инвест Недвижимость») — в 2016 году он продал Андрею Пучкову из ВТБ и его брату — замгендиректора телекомпании «ТВ Центр» Максиму Пучкову.  Громоздов подтвердил «Проекту» факт продажи компании Пучкову из ВТБ, но отказался раскрывать подробности.

 

Фирма Громоздова потребовалась Пучкову, поскольку топ-менеджеру нужно было «юрлицо с большим оборотом». «У них с братом какой-то экзотический бизнес», — настаивает источник, близкий к руководству ВТБ, не вдаваясь в детали. Это, впрочем, не соответствует действительности: «Погрузчик» за свою недолгую историю сдавал в налоговую нулевую отчетность или показывал лишь незначительные расходы, а располагается юрлицо по адресу массовой регистрации фирм.

 

Громоздова и Пучкова познакомили их общие друзья, и вскоре после этого предприниматель оказался в комплексе «Символ» — «благодаря своим определенным менеджерским качествам», настаивает собеседник, близкий к руководству ВТБ. Эти менеджерские качества принесли Громоздову миллиарды рублей. В середине 2016 года его компания заявляла, что их суммарная балансовая стоимость составляет 13,3 млрд рублей, еще 8 млрд рублей было у завода «Серп и Молот».

 

Вероятно, это не окончательная цифра: «Проект» насчитал на балансе у связанных с бизнесменом компаний 50,3 млрд рублей, а их долгосрочные обязательства составляют 40,3 млрд рублей; таким образом Громоздову принадлежат активы на 10 млрд рублей или почти $172 млн.  Его компании застраивают не только «Символ», но и жилые комплексы «Суббота» и «Оливковый дом» у Белорусского вокзала.

 

Роман Громоздов — владелец строек, заводов и охотничьих угодий

 

Бизнес-интересы Громоздова обширны и косвенно пересекаются с братьями Ротенбергами и даже с фирмой, которую «Новая газета» связывала с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

 

90112017vtb4-

Просмотреть в большем размере

 

Долларового миллионера в Громоздове, впрочем, ничто не выдает. Квартиру на 2-й Тверской-Ямской он продал еще в 2006 году  и долгие годы был прописан в панельной многоэтажке рядом с метро «Щукинская».  В разговоре с «Проектом» самой частой фразой Громоздова была «без комментариев». Тот факт, что на рынке девелоперов про него никто не знает, предприниматель объяснил своей непубличностью, а на вопрос о том, будет ли ошибкой называть его долларовым миллионером, после длительной паузы, усмехнувшись, ответил: «Нет, всё будет нормально».

Свое участие в проектах «Дон-строя» Громоздов не считает чем-то странным и уверен, что «в этом ничего такого нет». Такого же мнения придерживается и источник, близкий к руководству ВТБ, отмечая, что застройщиками часто выступают случайные люди: «Эпоха таких, как Елена Батурина (жена Лужкова и бывшая владелица строительной компании „Интеко“ — „Проект“), прошла».

Источник:   rospres

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *