Артур Габриэлян: миллионы с помощью медицины и за счет чужих жизней

Ситуация в одном из заштатных московских роддомов уже дошла до схваток. Правда, к родам эти схватки никакого отношения не имели. Просто медучреждение закрывают, и врачи в знак протеста решили захватить городской департамент здравоохранения. В ответ чиновники вызвали автозаки… Согласитесь, все это больше напоминает рейдерские захваты и бизнес-разборки, чем врачебное призвание и т. п. И это – не единичный случай. Такова вся ситуация в столичной медицине.Из мест, где людей лечат, больницы давно уже превратились в место, нет, не где их калечат (во всяком случае, не всегда) – а в место, где на них зарабатывают. Каждая отдельная больница – это целый финансовый холдинг, который ворочает бюджетными миллиардами. Но роддома – это вообще отдельная история, это не просто холдинги, а такие медицинские оффшоры, поскольку в сфере самостоятельного ценообразования (особенного теневого) у них вообще конкуренции нет.

На звание рекордсмена теневых схем среди всех российских больниц вполне может претендовать столичная больница №20 (имени А. К. Ерамишанцева), в двух роддомах которой рождается почти каждый 10-й маленький москвич. Представляете, сколько там можно заработать. И, естественно, зарабатывают. Ведь для этого никаких бюджетных миллиардов не жалко. И для своей семьи, видимо, тоже: своими заместителями главный врач этой больницы Артур Габриелян назначил свою жену и двоюродного брата, не забыв пристроить на другие должности и других, более дальних, но не менее любимых родственников. Жене, Люсине Суреновне Полонской, кстати, повезло больше всех – она вообще трудится по совместительству на трех ставках, получая зарплату, в разы выше, чем у обычного московского врача! Зарабатывая ежемесячно более 300 тысяч рублей, Полонская, как писали СМИ, является прямой подчиненной своего мужа. Как такая ситуация в принципе имеет место быть, когда закон нашей страны запрещает близким родственникам работать вместе в бюджетных учреждениях – загадка. Уже не говоря о космических, для рядового московского врача, заработках Люсине Суреновны.

Артур Габриелян // фото: оф. сайт ГКБ им. А. К. Ерамишанцева

В ходе проведенного нами расследования мы выяснили, что с тех пор, как к руководству больницы пришёл Артур Габриелян, тут закупают продукты оптом по цене, даже выше розничной. К примеру, в тендере на обеспечение овощами на этот год цена на замороженную брокколи установлена больницей на уровне 166 руб. за кило, хотя вполне можно было уложиться в 80-120 руб. Лук закупают по 43,6 руб. за кило вместо 30 руб. Соки – по 79 руб. за литр вместо 65. 700 литров подсолнечного масла по 110 рублей за литр. Оптом! Не иначе, оливковое! Ну и так далее. Только от неэффективной закупки больницей продуктов бюджет теряет порядка 30 млн рублей в год. А если кто-то теряет, то кто-то наверняка находит.

Но брокколи ладно, его хотя бы можно съесть. Но деньги исчезают даже на бахилах, которые в ГКБ-20 массово закупают по 73 копейки за пару, хотя такой объем можно легко найти и по вдвое меньшим расценкам. Только на бахилах больница и бюджет потеряли около миллиона рублей. То есть деньги тут буквально валяются под ногами.

А знаете, за сколько больница приобрела перфоратор? Почти за 66 тыс. рублей. Нет, он конечно хороший, можно сказать, лучший на рынке. На «Яндекс.Маркете» схожие модели стоят по 45 тыс. руб. (то есть цена все равно завышена на 40%). Но вполне можно было бы обойтись и техникой за 4-7 тыс. руб. Зато хороший перфоратор и на даче кому-нибудь может пригодиться.

Многие закупки вообще не содержат даже указаний, достаточных для независимой оценки товара: например, моющие средства (гель) по 179 рублей. И сколько отмывается на этих моющих средствах, можно только гадать. Одно ясно – немало.

Так что и в это сфере аудит – не в пользу больницы: за последний год только по таким статьям расходов на 438 млн руб (мебель – 37 млн, компьютеры и ПО – 12 млн, строительство и ремонт – 117 млн, одежда и обувь – 272 млн) больница могла потерять до 100 млн. Гиппократ в гробу перевернется, если узнает.

И, естественно, не обходится без нарушений при закупке медицинской техники и препаратов. Для больницы это – основная статья расходов. Ну или доходов, для кого как.

В прошлом году, допустим, ГКБ-20 потратила 48,9 млн рублей на два передвижных рентгеновских аппарата с C-образным штативом за 16,2 млн и один за 16,5 млн рублей. Такая техника, конечно, никогда дешевой не была, но… В тот же период магаданская больница купила аналогичный аппарат за 15,1 млн рублей, а ингушская – вообще за 8,8 млн. То есть только на этих трёх лотах потери могли составить до 22,5 млн рублей.

Переплатила больница и за эндоскопическую помпу, которая используется для обследования матки, предложив 1,4 млн рублей (можно найти предложение в 408 тыс. руб.), за лапароскопы, закупив их по 491 тыс. руб. вместо возможных 160-350 тыс. руб., за йодиксанол (вводится в тело при рентгеновской компьютерной томографии), переплатив только за этот препарат более 500 тыс.

Как показывает анализ госзакупок ГКБ №20, всего за последние 12 месяцев больница выложила за лекарственные средства и медицинскую аппаратуру 1,6 млрд рублей. Даже если допустить, что цены были завышены лишь на минимальные 7%, сумма переплаты составит около 100 млн рублей неэффективно использованных бюджетных средств.

Всего же ежегодный объем закупок ГКБ №20 имени А. К. Ерамишанцева за последние годы колеблется от 1,3 млрд до 2,4 млрд рублей, входя по этому показателю в топ-10 московских больниц. При завышении закупочных цен от 7 до 300, получается цифра 480 млн рублей, которые, как бы это сказать помягче, были неэффективно израсходованы. Полмиллиарда рублей.

Восемь лет тянется уже оптимизация системы здравоохранения Москвы. Восемь лет в городе сокращается число государственных больниц: взрослых – с 53 до 34, детских – с 22 до десятка. Против реформы в 2014 году митинговали врачи, но куда там. До сих пор профильные чиновники говорят с медиками на языке автозаков. И даже если какие-то больницы и поликлиники не были закрыты, а просто стали филиалами, пациентам от этого – не легче для здоровья, ведь теперь приходится по неделе и больше ждать результатов анализов.

Ответ на все претензии один – денег нет. А те, что были, ушли на завышение цен в госзакупках. Ведь только основная часть медтехники закупается в Москве централизованно, а остальные миллиарды отданы на откуп главврачам. Которые и тратят их соответственно. И хорошо если это просто непрофессионализм. А если нет? Особенно если учесть, что после того, как тот же Габриелян перешел в ГКБ-20 со своего прежнего места работы, вслед за ним туда потянулись и его старые проверенные подрядчики (список есть в редакции). Человек, вероятно, хороший. А главное, щедрый.

Легко предположить, что это лишь вопрос времени, когда деятельность Артура Габриеляна по закупкам станет предметом пристального внимания следствия. А вот другими его хозяйственными делами уже заинтересовались. После того, как в СМИ прошла информация про пищеблок ГКБ-20, в ремонт которого якобы вбухали 13 млн рублей, но так и не ввели в эксплуатацию, к ситуации подключились соответствующие органы. Глядишь, и более серьезными нарушениями займутся. Тем более, что ГКБ-20 уже давно на особом счету в правоохранительных органах – предшественник Габриеляна на посту главврача ГКБ-20 Андрей Крапивин бы арестован в апреле 2016 года по обвинениям в мошенничестве и хищениях 10 млн рублей

Источник:   sobesednik

Добавить комментарий