Анатолий Митрошин и его сомнительный капитал

Российский стартап Brandquad, который помогает поставщикам и ритейлерам обмениваться данными о товарах с помощью AI, вышел на европейский рынок и стал победителем престижного французского акселератора. Однако, источники Rucriminal.info считают, что дальнейшему западному развитию Brandquad будет вредить личность его главного российского инвестора.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  rucriminal.info
Им является Анатолий Митрошин. В 2004 году он основал угледобывающую компанию «Колмар», а в 2017 вышел из нее, продав свою долю Сергею Цивилеву. В первой части расследования Rucriminal.info рассказал о том, как Митрошин оказался замешан в истории с незаконной прослушкой, мог имет отношение к хищению средств «Партии пенсионеров», «побратился» с кланом Михаила Гуцериева. Сегодня мы публикуем вторую часть расследования.

На средства, полученные крайне сомнительными путями, Митрошин, по совету старших друзей, создал фирму «Белазкомплект», руководить которой поставил своего «не разлей вода» друга Леонида Ложечко. «Белазкомлект» оказался настоящим «золотым дном». Мартынов и Горбановский через Бородина, имевшего хорошие связи в Белоруссии, а в 2000 году ставшего секретарем Союзного государства, сумели договориться, чтобы «Белазкомплект» стал основным поставщиком самосвалом Белаз на российский рынок. Причем продукцию фирма получила без всякой предоплаты, а в РФ либо продавала ее в рассрочку, либо передавала в лизинг. Вначале, главным покупателем самосвалов у «Белазкомплекта» был бизнесмен Эдуард Таран, возглавляющий РАТМ-холдинг. (В результате он был обвинен в даче взяток сотрудникам ДЭБ МВД РФ). А потом за Белазами потянулись различные угольные предприятия России. Страдая от нехватки средств, шахты и добывающие компании, расплачивались за самосвалы углем, а порой и акциями. Таким образом, Митрошин и Ложечко заинтересовались угольным бизнесом, но без помощи «старших товарищей» у них бы ничего не получились.

По словам источников Rucriminal.info, вначале, Мартынов и Горбановский свели младших партнеров с одним из создателей «Партии пенсионеров» гендиректором «Росугля» Юрием Малышевым, а потом и помогли организовать административный ресурс. В результате работа начинающих олигархов строилась по следующему принципу. Они покупали какую-нибудь убыточную шахту, при помощи небольших вложений приводили ее в порядок, а потом неожиданно именно эта шахта вносилась в заветные списки поставщиков угля для нужд региона, а соответственно и исправно начинала получать за продукцию бюджетные деньги. Число шахт в собственности Митрошина постоянно росло, вместе с этим увеличивался поток бюджетных денег, которые через тот же «Акрополь» уходили в оффшоры. Там  они делились всеми заинтересованными сторонами.

Впрочем, одного угля Митрошину явно не хватало, и он стал внедряться в другие сферы бизнеса. Банк «Акрополь» купил 17 % акций «Новороссийского морского пароходства» (Новошип), занимавшегося среди прочего перевозкой нефти для  ЮКОСа, Лукойла и т.д. И тут же была начата война с руководством «Новошипа». Митрошину и Ко. уже удалось было договориться о выкупе государственного пакета акций пароходства (более 50 %), но этому категорически воспротивились топ-менеджеры «Новошипа», на которых сразу обрушился поток уголовных дел.

Следующим «объектом» Митрошина стал никель. «Акрополь» купил крупные доли в «Режникеле» (Свердловская область) и «Уфалейникель» (Челябинская область). Последняя компания занималась переработкой сырья «Норильского никеля» и в результате Митрошин стал плотно сотрудничать с Михаилом Прохоровым, на тот момент совладельцем «Норникеля». Источник Rucriminal.info, знакомый с Митрошиным, отмечает, что последний при каждом удобном случае любит упомянуть про свою дружбу с олигархом. «Он вообще склонен хвалиться, — отмечает собеседник, — Так, одно время он очень любил всем показывать свое удостоверение советника секретаря Союзного государства Павла Бородина».

Не забывал Митрошин и об истоках своего бизнеса – строительстве. Вначале, он создал фирму по возведению жилых домов «Крылатские огни», куда гендиректором назначил своего приятеля Дмитрия Брагина. Потом Митрошин и Брагин вместе учредили фирму «Стройконцептрелиз». Последняя фирма «прославилась» тем, что продавала квартиры в ей же строящемся доме в Москве, в которые люди потом годами не могли въехать. В результате в «Стройконцептрелизе» было введено внешнее управление, но еще задолго до этого на базе строительных активов Митрошина и Брагина появилась новая структура — группа компаний «Реалтекс», следы учредителей которой теряются в дебрях оффшоров.

«Реалтекс» отметилась на строительном рынке двумя проектами, после чего начала затяжную войну с жителями Кадашевской набережной, мешавшим уничтожать старинные здания ради возведения новостроек. В прочем, как считают в ФСБ и СКП РФ, помимо строительного бизнеса Брагина развернул и активную «шпионскую» деятельность за олигархами. Стоит отметить, что многие строительные проекты Митрошина и его партнеров, в том числе Брагина и Дмитрия Агранова (внука создателя советской контрразведки)  «Росбанк» Михаила Прохорова.

Занимаясь столь разнообразными сферами бизнеса, Митрошин учредил такое количество фирм (более 20), что оказался в Стоп-Листе межбанковского обмена. Другими участниками этого Стоп-Листа являются алкоголики, которые за минимальную плату предоставляют свои паспорта для регистрации фирм-однодневок.

Большинство вырученных средств проходили все через тот же банк «Акрополь», который постепенно вырос в одноименную группу компаний.

Первые серьезные проблемы у Анатолия Митрошина возникли в 2001 году. Тогда Эдуард Таран неожиданно прекратил выплату денег, за уже поставленные Белазы, между бывшими партнерами начался конфликт, который перерос в затяжные судебные тяжбы. Некоторые злопыхатели, полагают, что в тюрьме Таран оказался не без участия Митрошина.