Анар Бабаев бросил криптобойлерную на произвол судьбы?

Управляющий директор ICOBox Анар Бабаев решил покинуть компанию. Этот проект — один из крупнейших в криптоиндустрии, и уход из нее одного из основателей порождает массу вопросов о том, что происходит в реальности. Мало что проясняют и комментарии, связанные с уходом управляющего. Сам Анар Бабаев объяснил свой поступок желанием передохнуть: «В мои планы входит отдохнуть после непростого, но весьма интересного года для всего криптосообщества, и углубиться в собственные проекты».Еще три месяца назад Анар Бабаев не выглядел настолько замотанным и уставшим, чтобы покинуть свое детище. Наоборот, был полон сил и звал всех на работу, обещая новые уникальные возможности.

«Просто нужно больше работать», — говорил он, призывая участников крипторынка «сбросить жирок» в ноябре 2018 года.

Но, видимо, речь шла о какой-то другой работе, о которой сегодня Анар Бабаев предпочитает не распространяться.

Зато теперь куда более мрачно выглядит другое его пророчество, высказанное в ответ на просьбу прокомментировать скандалы, в которые попала ICOBox. «Кризисы пройдут, а мы останемся», — уверенно заявлял пионер крипторынка. Тот факт, что ушел все-таки не кризис, а экс-учредитель ICOBox, заставляет с большим вниманием отнестись к тем давним публикациям. Правда, главным героем в них выступал не сам Анар Бабаев, а его старший партнер — серийный криптопредприниматель Николай Евдокимов, который, по собственному признанию, запускает много проектов и допускает много ошибок.

Криптобойлерная

Кондоминиумы в ВенеКондоминиумы с роскошными удобствами для покупки в Вене.Кондоминиумы с роскошными удобствами для покупки в Вене.theambassy.comоборудованиеМесто нахожденияПроект недвижимостиКонтакты и запросыПерейтиЯндекс.Директ

ICOBox, по большому счету, брокерская контора, которая осуществляет поиск инвесторов для стартапов, которые хотят провести ICO (Initial Coin Offering) — первичное размещение токенов. Эти инструменты продают инвесторам, которые претендуют на прибыль после реализации проекта. По сути это мало чем отличается от обычной продажи акций, с одной серьезной поправкой: все эти операции находятся на границе правового поля. В обычной ситуации любое публичное размещение ценных бумаг происходит после того, как проект эмиссии утверждает регулятор на рынке ценных бумаг. Все размещение происходит по определенным правилам в сетке всевозможных агентов рынка ценных бумаг, каждый из которых отвечает за определенный тип операций с ним (консультации перспективных эмитентов, оценка активов, хранение ценных бумаг, и, наконец, помощь в продаже этих бумаг розничных инвесторам). Вся эта сложность — результат многолетней борьбы со всевозможными лихими брокерами, которые норовили распродать ценные бумаги всевозможных обществ «выращивания гигантских растений на Луне».

Это не означает, что с подобными операциями покончено. Время от времени даже в США — цитадели и самом зарегулированном фондовом рынке в мире — происходят скандалы, когда лихие брокеры умудряются найти инвесторов для какой-нибудь загадочной шахты в Аризоне, которая вот-вот начнет выдавать на гора алмазы, золото, нефть или все вместе взятое. Обычно такой бизнес обустраивается в скрытых от посторонних глаз местах (например, в складских помещениях или подвалах), где брокеры рассаживаются у телефонов и начинают обзванивать перспективных клиентов. Одно время самым популярным место для подобных офисов стали бойлерные — подвальные помещения в многоквартирных домах, где размещались нагревательные устройства и канализационная инфраструктура. Они были удобны (тепло) и незаметны, но когда труба по трубам начинала течь вода, брокерам приходилось прикрывать трубку рукой. Иногда они сделать это не успевали, и клиент начинал подозревать что-то неладное. Эти сцены нашли свое выражение в литературе и кинематографе, после чего «бойлерная» стала символом подобных «брокеров». Сейчас продавцам «гигантских растений» уже нет смысла прятаться по подвалам и уборным, выйти из правового поля можно простым методом — поменять всего лишь одну букву в обозначении. В результате чего IPO (Initial Public Offering, первичное размещение ценных бумаг) превращается в ICO (Initial Coin Offering, первичное размещение токенов). Одновременно меняется и слог продавцов — они начинают продавать настоящую криптомечту, а в их речевом обороте появляется много разных красивых слов и малопонятных выражений.

Параллельная вселенная

Сути дела это не меняет. В гонке могут выиграть лишь первые волны участников, которые успели не только купить эти самые «токены», но и с выгодой продать их «второй волне». Но пока российский рынок ICO еще далек от насыщения, тем более представители ICOBox утверждали, что нашли настоящую золотую жилу, организовав продажу токенов крупным фондам со скидкой 25 процентов от будущего ICO. Соответственно, пообещав половину полученной прибыли от этой операции передавать инвесторам. Естественно, право выбора лучших стартапов, желающих провести ICO, оставалось за ICOBox.

«У нас самое большое количество ICO, проведенных в мире. Я изобрел около 30 токенов, это максимальное число в мире, которое вообще один человек мог сделать», — этими словами Николай Евдокимов отметился на презентации нового бизнеса.

Шумящей воды в трубе в этот момент никто услышать не мог. Презентация проходила в публичных местах Нью-Йорка и Москвы на настоящих блокчейн-конференциях, и была обставлена как рождение (ни много ни мало) как рождение децентрализованного государства на блокчейне с красивым названием (как будто взятым из компьютерной игры) Децентурион. Но это была совсем не игра. Шоу скорее напоминало выступление рок-звезд.

Перспективные клиенты стремились не только к звездам в параллельную вселенную. Их манила обещанная доходность — 700-900 процентов в биткоине за 4-8 месяцев, в долларах — шесть тысяч (!) процентов. Не только обитатели бойлерных, но даже короли МММ не могли мечтать о таких прибылях.

Бегство инсайдера

Многие прекрасно понимают, что подобные шоу неизменно заканчиваются. А тот, кто останется последним, может задержаться надолго и даже посидеть. В этом смысле у Анара Бабаева перспективы, кстати, не самые завидные. В уже упомянутом интервью Анар Бабаев говорит о том, что в компании два управляющих партнера. Дарья Генералова отвечает за международное направление, а он сам — за Россию и русскоговорящие страны. Соответственно, логично предположить, оба партнера находились на момент интервью в разных частях земного шара. Дарья Генералова – там, где вопросы к ней (а тем более запросы) со стороны российских правоохранительных органов могут быть сочтены неуместными. А это означает, что такие вопросы будут адресоваться прежде всего гражданину Анару Бабаеву. Есть еще, конечно, господин Николай Евдокимов, но ему опыта общения с правоохранителями не занимать. В том числе в США, где на его прошлые проекты уже подавали иск о мошенничестве с ценными бумагами американские инвесторы, которые сочли, что их обманули на 20 миллионов долларов.

Но на этот раз Николай Евдокимов, похоже, решил сыграть новую роль — министра информации в своей собственной «криптовселенной». А с таких министров, как известно, спрашивать нечего.

В декабре прошлого года The Wall Street Journal писал о том, что, как правило, криптовалютные проекты неуникальны (в лучшем случае), и могут обманывать инвесторов, обещая нереальные прибыли (в худшем). По данным издания, после изучения 3291 проектов выяснилось, что 16% (513 из них) демонстрировали признаки «плагиата, кражи идентичности и обещаний нереальных доходов».

Как знать, может быть именно это исследование и натолкнуло сооснователя ICOBox Анара Бабаева на решительные действия и возможную смену своей собственной юрисдикции?

Истчоник:   versia

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *