Марина Ковтун под прицелом и ее судьба висит на волоске

Из фондов «на поддержку незащищенных слоев населения» оплачивались развлечения для Рогозина, Матвиенко, Медведева и патриарха Кирилла

В Мурманске начался суд над бывшим вице-губернатором Игорем Бабенкои тремя его подчиненными. Бабенко, а также Эдуард Никрашевский, Сергей Келлер и Георгий Благодельский обвиняются в использовании должностным лицом служебных полномочий вопреки интересам службы. В переводе с юридического языка им вменяют сбор денег с бизнеса под предлогом благотворительности и трату этих денег на личные нужды. Интрига в том, что даже в обвинительном заключении указано: личные, но отнюдь не свои.

Еще о конечных бенефициарах. В обвинении фигурирует, например, такой вывод: «Денежные средства незаконно перечислены с лицевого счета ГОБУ (Государственное областное бюджетное учреждение «Управление по обеспечению деятельности правительства Мурманской области») в счет оплаты по фиктивным договорам, а затем израсходованы на покупку товаров и оплату услуг для должностных лиц и гостей области».

Проще говоря, как уже рассказывала «Новая» и как неоднократно сообщали подсудимые во время следственных действий, вице-губернатор Бабенко со товарищи изыскивал средства для увеселений руководства региона и высоких гостей области. Нюанс в том, что деньги приходили в специально учрежденные внебюджетные фонды под видом добровольных взносов на благотворительные нужды.

 

А именно «на поддержку незащищенных слоев населения», адресную помощь, проведение праздников, создание Центра женского здоровья и т.д.

Как тратились эти деньги, подробно рассказывали обвиняемые, их показания имеются в материалах дела и в распоряжении «Новой».

Например, Игорь Бабенко, которого следствие считает автором схемы, рассказывал следующее: «Существовал внебюджетный счет, на который собирались деньги по письмам за подписью губернатора и за моей подписью. Письма писались на имя крупных предпринимателей нашего региона. Нет ни одного документа, позволяющего использовать деньги региона на рыбалку губернатору или подарки для его друзей. Однако поскольку та категорически не хотела тратить свои деньги, но развлечений требовала, приходилось вот таким образом выкручиваться». А вот как его показания подтверждает другой обвиняемый, Георгий Благодельский: «Деньги расходовались на нужды губернатора и определенных им лиц. Основной объем трат приходился на организацию увеселительных мероприятий для губернатора».

 

Из документов, имеющихся в распоряжении «Новой», левыми деньгами оплачивались сафари на снегоходах, покупка рыболовного оборудования, развлечения для вип-гостей области (в перечне имен — Рогозин, Матвиенко, Медведев, патриарх Кирилл), а также бытовые мелочи и даже еда в супермаркетах.

 

При этом губернатор Марина Ковтун, несмотря на ходатайства адвокатов, допрошена так и не была. Вызовет ли ее суд в качестве свидетеля, неизвестно, процесс только начался. И даже адвокат Игоря Бабенко на вопрос «Новой» ответил, что пока никаких дополнительных свидетелей сверх допрошенных следствием вызывать не планирует. Впрочем, если защита рассчитывает на условный срок взамен на отказ от скандала и некий «режим тишины» в отношении первого лица области, с учетом букета отягчающих обстоятельств (группа лиц с распределением ролей, предварительный сговор, корыстный мотив, тяжкие последствия), добиться этого будет затруднительно.

То, что себе в карман подсудимые ничего не клали, в обвинительном заключении отражено. А вот фамилии конечных выгодоприобретателей в суде не прозвучали. Вообще. Фиктивные договоры оказания услуг с различными предпринимателями, по которым деньги тут же возвращались и шли на неучтенные траты, есть, даты и суммы есть, а фамилий — нет.

Больше того, обвинение на голубом глазу называет мотивом преступления корысть. Только что признав, что ничего из полученного не шло в карман подсудимым. Раскрывая понятие «корыстная заинтересованность», гособвинитель пояснил, что имеет в виду… «заинтересованность в стабильном получении заработной платы».

Что, кстати, несмотря на абсурдность такой дефиниции, прекрасно определяет характер отношений, сложившихся в аппарате правительства. И подтверждает показания, данные Игорем Бабенко на предварительном следствии:

 

«Поручения о совершении незаконных трат денег я давал не по своей инициативе, а только после того, как получал соответствующее поручение от губернатора… Никогда я не тратил деньги на себя, ни одной копейки я не взял. Я понимал, что делаю что-то незаконное, но не хотел терять работу. Не думаю, что губернатору бы понравилось, если бы я посоветовал ей за свой счет ехать на рыбалку».

В деле есть еще один любопытный нюанс. За год следствия сумма, вменяемая фигурантам, сильно уменьшилась: с 26 миллионов (причем и эту цифру называли сильно заниженной) до 8. Судя по тексту обвинительного заключения, в деле не фигурируют самые крупные пожертвования, которые в ответ на письма руководства области делали основные налогоплательщики области: химические и металлургические компании. Перечисляются только многочисленные контрагенты, обслуживающие фиктивные контракты суммой до 100 тысяч рублей. Между тем, согласно обнародованной одним из обвиняемых, Георгием Благодельским, черной бухгалтерии, для особых нужд был составлен перечень «основных финансово крепких коммерческих предприятий Мурманской области»: ТГК-1, «Северсталь», СУЭК, «Балтийский берег», «Газпромнефть», «Русская аквакультура», «Еврохим», «Атомфлот», «Акрон», «Роснефть», «Новапорт», «Новатэк», ВАД, «Норникель», «Русал», Мурманское морское пароходство — не менее 40 организаций. Просили и получали у них десятками миллионов.

 

Вероятнее всего, крупный бизнес не захотел нести репутационные потери, фигурируя в открытом процессе о коррупции. Что, прямо скажем, на руку как руководству области, так и самим «стрелочникам»: в противном случае сумма ущерба возросла бы в разы. К слову, хоть в этом странном деле имеется потерпевший, каковым назначено то самое управление, сотрудники которого ныне на скамье подсудимых, никаких гражданских исков не заявлено.

 

Схема устраивала всех: как жаждущих красивой жизни, так и жертвователей.

 

Следствие никак не оценивает саму схему по сбору денег с бизнеса, существовавшую в регионе. И не задается вопросом о том, какие преференции в обмен получал этот самый бизнес за такую «социальную ответственность».

Все четверо подсудимых вину признали частично, не оспаривая изложенных в обвинении обстоятельств, но не согласившись с квалификацией, обозначенными мотивами и последствиями.

Еще раз отмечу, что фигурирующая в деле сумма полученного и потраченного сильно уменьшилась — теперь это около 8 миллионов рублей

Источник:   rospres

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *